Питер-Амстердам-Париж

Год уже минул с нашего славного путешествия в Париж, а впечатления до сих пор свежи. И до сих пор глаза щурятся от удовольствия при воспоминании о не слишком теплых парижских вечерах, когда уставшие мы сидели в гостиной небольшой квартирки на Монмартре и пили красное вино из огромных пузатых бокалов.

А до этого была долгая ночь в Амстердаме. И мы слонялись по не спящему городу, вдыхая запах травки из открывающихся дверей кофешопов. Набравшись смелости, мы даже заглянули в один из них и съели по маффину. Но, не дождавшись совершенно никакого эффекта, снова отправились гулять по голландской столице в сторону квартала красных фонарей.

По пути мы заглядывали в окна, за которыми голландцы мирно проводили пятничный вечер. Кто-то в компании друзей распивал пиво и играл в настольные игры, кто-то смотрел телевизор, и никому даже в голову не приходило занавесить окна. И непонятно, то ли они специально выставляют свою жизнь напоказ на зависть закомплексованным приезжим, то ли просто умеют наслаждаться каждой прожитой минутой и не видят смысла это скрывать.

Почему-то именно вот эти ночные окна с отрывками из чужих жизней запомнились мне гораздо ярче, чем знаменитый на весь мир квартал с путанами.

Пока мы до него дошли, кстати, успели уже до костей продрогнуть. И потому, не смотря на то, что до самолета было еще часов 5, единогласно решили вернуться в аэропорт. В электричке нас накрыли маффины, о которых уже все благополучно успели забыть. Ехать сразу стало очень весело. В течение двадцати минут пассажиры ночного поезда могли наблюдать за четырьмя корчащимися от смеха туристами из России. Но никому не было до нас совершенно никакого дела. Наверное, для Амстердама это вполне привычное зрелище.

Жалко, что действие маффинов закончилось так быстро, потому что впереди были томительные часы в ожидании вылета на жестких железных стульях. Тело ныло от усталости, а веки буквально царапали пересохшее глазное яблоко. Все мое существо безумно хотело спать и мучительно искало более-менее комфортного положения.

А вот негру по соседству было вполне удобно. Он сладко похрапывал и временами даже портил воздух, нисколько не заботясь о том, что происходит вокруг. Хотела бы я обладать такой же неприхотливостью и пофигизмом. Но с того момента, как в Пулково нас огорошили сообщением, что с пересадкой в Амстердаме не все гладко, так как оператор в авиакассе что-то перемудрил, мысль, что мы можем не добраться до Парижа вовремя, отравляла все удовольствие от поездки.

За пару часов до вылета на стойке информации милый дяденька объяснил нам, что согласно нашим билетам мы попадем на рейс в случае, если в самолете будут свободные места. В этот момент я ненавидела уже всех и вся. Себя за идею заехать в Амстердам, подругу, которая покупала билеты, оператора в авиакассе, компанию KLM и пукающего негра.

К счастью, места в самолете нашлись. Жутко неудобные, в самом хвосте. И на завтрак жадная KLM подала нам всего лишь кусочек резинового хлеба с листом салата и прозрачной ветчиной. Но, честное слово, к этому моменту мне было уже совершенно все равно, где сидеть и что есть. Я мечтала только о том, как сниму надоевшие за сутки ботинки и наконец посплю.

Поэтому, когда спустя два часа хозяйка квартиры показывала нам виднеющийся за окнами Сакре-Кёр, на моем лице, как впрочем и на лицах всех остальных, не отражалось совершенно никаких эмоций.

Зато вечером мы уже гуляли по Монмартру и смотрели светящуюся вдали Эйфелеву башню.

Впереди была волшебная неделя в Париже.

Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>